22 июля, 2009

Перекрёстки любви

Аня стояла на балконе девятого этажа и смотрела на ночной город. Где-то здесь живёт Он. Совсем рядом, но очень далеко. Последний раз виделись пять лет назад. Виделись… Мимоходом. Обменялись лишь словом «Привет», словно чужие. Потому что когда-то что-то сломалось между ними, оборвалась нить, которая их крепко связывала.
– Думаешь о нём? – спросила крёстная.
Аня быстрым незаметным движением смахнула слезу и кивнула.
– Позвони.
– Не могу… Боюсь… А если он трубку бросит?
– А если не позвонишь, будет больно внутри.

Номер знала наизусть, хоть и ни разу не звонила. «Три гудка – и сброшу», – подумала Аня. Но он ответил после первого.
– Привет, – сказала Аня, и свой голос показался ей незнакомым.
– Аня!? Это правда ты?
Он обрадовался, это было заметно по голосу. Из глаз снова выползали слёзы.
– Я. Не отвлекаю?
– Нет. Что ты! Я так рад тебя слышать!
Вовка… Вовочка. Вовка! Хотелось так много сказать. Уже тысячи раз представляла себе этот разговор, продумывала и репетировала каждую фразу. Где они все?
– Как дела? – (Господи! Какой банальный вопрос!) Аня постучала кулаком по своей голове.
– У меня всё по-старому. Сама-то как? Ты какими судьбами в нашем городе?
– Приехала в гости на пару дней, на выходные. Подумала, что мы могли бы встретиться и поболтать.
– Ну почему ты не предупредила заранее? Я как раз утром уехал с родителями в деревню. Наслаждаюсь сейчас свежим воздухом и комарами.
– Жаль. Тогда не увидимся.

Слёзы лились градом. Крёстная принесла стакан воды.
– Ну, вот. Что ж ты так ревёшь? Прямо сама не рада, что заставила тебя позвонить. Что он сказал?
– Он уехал… в деревню…
– И что ревёшь?
– Я встретиться хотела. Очень-очень… А он уехал… ы-ы-ы…
– Хватит уже реветь! Умывайся и спать. Значит, не судьба. Завтра погуляем с тобой по городу, съездим в парк, покажу тебе, как красиво стало в Центре города.

Ночью снилось что-то приятное, поэтому утро Аня встретила с улыбкой на губах.
– Уже проснулась? – крёстная заглянула в спальню. – После завтрака пойдём гулять.
Завтрак обещал быть поздним, так как на часах было уже десять. Аня сходила в душ и устроилась на кухне с чашкой кофе. Она наблюдала, как крёстная занимается своим макияжем. Мелодия сотового телефона вывела её из состояния умиротворённости. Посмотрела на номер и с победным кличем индейцев рванула в комнату.
– Ты ещё не одета?! А я уже решил, что передумала со мной встретиться.
– Ты же в деревне!
– Я? Я же отправил тебе SMS! Стою под окнами. Жду.
Аня посмотрела непрочитанную SMS: «Через час буду ждать тебя у подъезда». Отправлена в половине девятого. Сейчас почти одиннадцать. С ума сойти! Она бегала по квартире как ненормальная. Нужно было накраситься, высушить и уложить волосы и одеться. И как можно быстрее. Через двадцать минут Аня вышла из подъезда.
Вова сразу её узнал. Прошло пять лет, можно сказать, что шесть, последняя встреча – не в счёт, а она практически не изменилась. Такая же красивая, стройная, элегантная.
У каждого возникло желание броситься друг к другу и обняться. Душа рвалась наружу, но внешне они просто поздоровались и улыбнулись друг другу.
– Поедем в парк? Заодно покажу тебе город.
Аня согласилась. Куда угодно, лишь бы быть рядом. И только сидя в парке на лавочке он вдруг обнял её и прижал к себе.
– Родная моя, любимая. Девочка моя… Как же я соскучился! Я чуть с ума не сошёл, когда мы расстались. Почему ты так долго убегала и не возвращалась?
А через несколько минут вдруг отстранился.
– Зря, наверное, приехал. Мы только вскроем друг другу так тяжело заживающие раны.
– Пусть, – Аня плакала, боялась, что он встанет и уйдёт. – Я всё равно хочу побыть с тобой. Хотя бы недолго. И пусть мы больше никогда не увидимся.
– Рыжая моя! – Вова снова притянул Аню к себе. – Я всё это время был сам не свой. Искал тебя в толпе прохожих. Надеялся, что дозвонюсь на не отвечающий номер…
И снова отвернулся.
– А я женюсь…
Внутри появилась тупая ноющая боль.
– Скоро? – Аня посмотрела Вове в лицо. Его глаза были влажными. Он не смог выдержать её взгляда и отвернулся.
– Осенью… Она некрасивая, даже страшная. Не люблю её.
– Тогда почему?
– Её выбрали мои родители. Сказали, что так нужно. А мне было всё равно… Мне всё равно, как жить, если это жизнь без тебя… Ты вернёшься?
Аня опустила глаза.
– Я не могу. Я не люблю этот город… Я только что устроилась на хорошую работу. И… ты же знаешь, что я не нравлюсь твоим родителям.
– К чёрту родителей! Что они сделают? Отберут квартиру? Машину? Пусть! Мы же найдём, где жить? Правда?
– Если останемся жить в этом городе, будет тяжело. А уехать ко мне ты не хочешь…

Они поднялись на четвёртый этаж. Аня вошла в квартиру и остановилась. Они встречались четыре года, и она ни разу не была у него в гостях, не видела его комнату. Интересно. Аня даже не предполагала, как может выглядеть его комната. А ведь по виду её можно многое узнать о человеке. Почему он привёл её не к себе, а к родителям, в комнату, где он жил раньше?
– Почему так много игрушек? Я люблю мягкие игрушки.
– Вот ты и ответила на свой вопрос.
Аня села на кровать. Вова опустился перед ней на пол и уткнулся лицом в её колени.
– Мне так хорошо с тобой и спокойно, – сказал он, – потому что ты – моя девочка.
Аня погладила его по волосам. Он так близко, как раньше. Будто и не было этих мучительных лет. Именно это и пугало, и настораживало. Счастье никогда не давалось ей так легко. Нервы были натянуты, как струна.
– Ты ведь забудешь меня, правда? – Вова посмотрел на Аню. – Пожалуйста, ты должна меня забыть.
Он встал и подошёл к окну. Он был так непредсказуем: то, казалось, что на свете нет никого роднее и ближе, казалось, что он любит её до безумия; а через мгновение он вдруг становился совершенно чужим, далёким, страшным. Аня молчала. Она не знала, как ей себя вести. Вова вдруг подскочил к ней и поцеловал… Это был их первый поцелуй…
– Я не люблю её! Я не хочу быть с ней!! Я тебя хочу…
Словно в истерике он стянул с неё сарафан и начал целовать дрожащее тело.
– Я верил. Ты же обещала… Ведь ты поэтому приехала?
– Почему? – Аня вернулась в реальность.
Они лежали на кровати. Его лицо было совсем близко. Мутные от желания глаза, приоткрытые губы. Аня провела пальцами по его щеке.
– Ну, тогда, в последний раз, ты сказала, что приедешь в 2005м и найдёшь меня, помнишь?
– Да, – Аня сказала «да», но не понимала, о чём он говорит.
Его губы нежно прикасались к её щеке, шее, груди. Вдруг она оттолкнула его, села и стыдливо натянула одеяло до подбородка.
– Что-то не так?
– Я не могу, – Аня и сама не знала, что случилось. – Я хочу одеться. Я домой хочу…

Он проводил её до лифта. Аня не разрешила идти с ней до квартиры. Когда двери кабины открылись, Аня бросилась к Вове, крепко обняла его, поцеловала и молниеносно заскочила в лифт. Девятый этаж. Аня подошла к дверям квартиры, вздохнула и нажала кнопку звонка. Снизу раздался крик:
– Я люблю тебя!
«Прощай», – шепнула Аня и закрыла за собой дверь.

В окно смотрела круглая белая луна. Аня лежала на кровати и смотрела в потолок. Не спалось. Вспомнила. 1999й год. Август. Она закончила школу и поступила в институт. Они встречались с Вовой вопреки запрету его родителей. Они могли видеться только в каникулы, так как жили в разных городах. И они не расставались в эти дни, так как для счастливых минут было отведено слишком мало времени. Это был последний день перед началом нового учебного года. Завтра они разъедутся по разным городам. Аня и Вова лежали на берегу озера и смотрели на небо. Было полнолуние, и ночь была светлой.
– Я тут подумала и поняла: мы ведь больше не сможем вот так встречаться.
– Почему?
– У меня – институт, у тебя – университет. Раньше мы могли всё лето быть вместе, с начала июня и до конца августа. Теперь так не получится. В июне будет сессия, потом – летние практики начнутся…
– Но мы всё равно будем приезжать сюда и быть вместе хотя бы неделю!
– Но тебе этого будет мало, поэтому ты найдёшь себе там другую девушку и забудешь обо мне.
– Не найду и не забуду! Мне не нужна другая девушка!
Аня перевернулась на живот, чтоб видеть лицо Вовы. Она хотела бы, чтоб он оказался прав.
– Анют, а можно я тебя тогда в губы поцелую? По-настоящему. Ты ж уже взрослая, школу закончила.
– Издеваешься? Нет. Я не готова. Боюсь!
– Чего боишься-то? Я ж не соблазняю тебя на секс. Просто поцелуй. Я уже измучался весь. Столько вместе, а ещё ни разу не целовались. Надо мной уже все смеются.
– А ты говори, что целовались… Домой пора. Скоро светать начнёт.
– Ты замёрзла?
– Нет. Родители будут ругаться. Завтра, точнее уже сегодня, рано уезжаем.
Аня поднялась на ноги и отряхнулась.
– По домам? – она протянула Вове руку.
Он продолжал лежать. И вдруг сказал:
– А знаешь, ты права. Мне тебя мало. Поэтому здесь есть ты, а там – Марина. Вы полные противоположности… И ещё она некрасивая, даже страшная. Не люблю её.
Аня чувствовала, что глаза становятся влажными, губы задрожали, где-то внутри появилась тупая ноющая боль.
– Тогда почему?
Вова пожал плечами. Аня сорвалась с места и побежала от него. Он вскочил и рванул за ней, он крикнул:
– Не верь мне! Никогда не верь мне! Я пошутил! Я люблю тебя!! Я очень тебя люблю.
Он впервые сказал ей эти слова, но было уже неважно. Аню душили слёзы, боль, обида. Она остановилась, чтобы Вова её догнал. И когда он оказался рядом, сказала:
– Хорошо. Договоримся так: если в 2005м году я буду ещё не замужем, если я всё ещё не смогу тебя забыть, я найду тебя, где бы ты не был, я приду к тебе, даже если ты будешь женат, и если ты захочешь, я отдамся тебе… в 2005м…
– Почему именно в 2005м?
– Не знаю. Это первое пришло на ум.
И Аня рванула дальше, а Вова остался стоять…

И сейчас она вспомнила и поняла, что именно он имел в виду сегодня. И улыбнулась. Две тысячи пятый… Она совсем об этом забыла, но судьба привела её сама. А он помнил…
Закрыла глаза и сделала глубокий вдох…

На следующий день она уехала.
И через месяц познакомилась со своим будущим мужем.
Вова женился осенью, в её День рождения. И, скорее всего, их дороги больше уже никогда не пересекутся, как бы близко они не проходили…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *